Святитель Николай Сербский

«Объяснение десяти заповедей, данных Моисею»

ПЕРВАЯ ЗАПОВЕДЬ

Я Господь, Бог твой… Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

Это значит:

Бог един, и нет других богов, кроме Него. От Него происходят все творения, благодаря Ему живут и к Нему возвращаются. В Боге пребывает вся сила и мощь, и нет силы вне Бога. И сила света, и сила воды, и воздуха, и камня есть сила Божия. Если муравей ползет, рыба плывет и птица летит, то это — благодаря Богу. Способность семени расти, травы — дышать, человека — жить — суть способности Божии. Все эти способности — собственность Божия, и всякое творение свою способность существовать получает от Бога. Господь каждому дает, сколько считает нужным, и забирает назад, когда считает нужным. Поэтому, когда хочешь обрести способность делать что-либо, ищи только в Боге, ибо Господь Бог есть источник животворящей и могучей силы. Кроме Него никаких других источников нет. Помолись Господу так:

«Боже Милостивый, неисчерпаемый, единственный источник силы, укрепи меня, немощного, одари силою большею, чтобы я мог лучше служить Тебе. Боже, дай мне мудрости, чтобы полученную от Тебя силу я не употребил во зло, но только на благо себе и ближним своим для величания славы Твоей. Аминь».

В Боге — вся мудрость, и вне Бога нет ни мудрости, ни капли знания. Всякую тварь Господь наделил частицей Своей мудрости. Поэтому, брат мой, думая, что Бог дал мудрость лишь человеку, ты ошибешься. Мудрость есть у пчелы и мухи, у ласточки и аиста, у дерева и камня, у воды и воздуха, у огня и ветра.

Во всем пребывает Премудрость Божия, и ничто не могло бы существовать без крупицы мудрости. По мудрости Божией животное заранее чувствует опасность; и пчела строит соты; и муха предчувствует дождь; и ласточка лепит гнездо; и аист выхаживает птенцов; и дерево знает, как расти; и камень умеет молчать и держать форму; и вода умеет течь с горы вниз и парить облаком; и огонь, дремлющий во всякой вещи, может греть и светить; и ветер знает, куда дуть, и приносит чистоту нечистотам и здоровье болящим. В самом деле, никто и ничто не имеет своей собственной мудрости, которую он сам сотворил или сам породил, но вся мудрость проистекает из одного-единственного источника всевозможной мудрости. И источник этот — в Боге. Поэтому, когда ищешь мудрость, ищи ее только в Боге, ибо Господь есть Источник живоносной и великой Премудрости. Кроме этого Источника других нет. Поэтому молись Богу так:

«Боже, Всемогущий и Всевидящий, одари меня, немудрого, животворящей мудростью Твоей, чтобы я смог лучше служить Тебе. И руководи мной, Господи, чтобы я данные мне знания не употребил во зло, как сатана, но только на добро себе и ближним своим к великой славе Твоей. Аминь».

В Боге — вся благость. Об этом и Христос сказал: Никто не благ, как только один Бог (Мф. 19, 17). Его благость включает в себя Его милосердие, терпение и прощение грешников. Своей благостью Господь наделил всякое творение Свое. Поэтому в любой твари Божией есть Божественная благость. Даже диавол имеет Божию благость, из-за которой он желает себе добра, а не зла, но по глупости своей думает злом достичь добра, то есть думает, что, причиняя зло всем творениям Божиим, он для себя творит добро. О, сколько благости Божией во всяком Божием творении: в камне, в растении, в звере, в огне, в воде, в воздухе! Вся благость эта позаимствована у Бога — неисчерпаемого, бездонного и великого Источника всяческой добродетели. Поэтому, когда ищешь благости, не ищи ее нигде, кроме как в Боге. Лишь Он имеет благость в избытке. Значит, помолись так:

«Всеблагой, Всемилостивый и Долготерпеливый Боже, одари меня, нечестивого, благостью Твоей, чтобы от Твоей благости я возрадовался и воссиял и смог бы еще больше и лучше служить Тебе. Направь меня и поддержи, Господи, чтобы доброту Твою не превратил я во зло, как сатана, но направил бы лишь на радость и счастье себе, чтобы мог я светиться добротой и озарить ею себя самого и всякую из тварей Твоих, меня окружающих».

Да не будет других богов, кроме Меня, — заповедал Господь. Да зачем тебе другие боги, если есть Господь Бог Саваоф? Как только у тебя будет два бога, знай: один из них — диавол. А ты не можешь служить сразу и Богу, и диаволу, как не может один вол одновременно вспахать две нивы, как не может одна свеча осветить одновременно два дома. Волу не нужны двое хозяев, ибо они растерзают его; и лесам не нужно два солнца, ибо сгорят они; и ребенку не нужны две матери, ибо останется «дитя без глазу». И тебе не нужны два бога, ибо станешь не богаче, но беднее. Так оставайся наедине со своим единственным Господом Саваофом, в Котором вся сила, вся мудрость и вся доброта, нераздельная, неисчерпаемая, бесконечная. Его, Единого, почитай, Ему поклоняйся, только Его бойся. А когда станешь Ему молиться, молись так:

«Господи, Боже мой, Тебе принадлежит бесчисленное множество творений, но у творений Твоих не может быть более одного Бога — Тебя, Единосущного. Разгони, Господи, мои дурные мысли и сны о других богах, как сильный ветер разгоняет надоедливый рой мух. Боже, очисти мою душу, освети ее, расширь и поселись в ней Ты, Единственный, как Царь в Своем дворце. Это поднимет мой дух, укрепит меня, воспитает, исправит и обновит. Слава и хвала Тебе, Единый Истинный Боже, стоящий превыше всех ложных божеств, как вершина горы над отражением в луже. Аминь».

ВТОРАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли.

Это означает:

Не обожествляй творение вместо Творца. Если ты взошел на высокую гору, где встретился с Господом Богом, зачем тебе оглядываться на отражение в луже под горой? Если некий человек жаждал видеть царя и после долгих усилий сумел предстать пред ним, зачем ему тогда озираться направо и налево на слуг царских? Он может озираться по двум причинам: или потому, что не смеет предстать один на один перед царем, или же потому, что думает: царь в одиночку ему помочь не сможет.

Но почему же человек не смеет предстать один на один пред лицем Царя Бога? Разве этот Царь в то же время не Отец его? А кто еще боялся встать лицом к лицу с отцом своим?

Не Господь ли мыслил о тебе, человек, еще до твоего рождения? Не Он ли неслышно касался тебя Своими перстами во сне и наяву, а ты об этом и не подозревал и этого не чувствовал? Не думает ли Он о тебе каждый день больше, чем ты сам о себе думаешь? Почему же ты тогда Его боишься? Поистине, ты боишься Бога не как человек, но как грешник. Грех всегда порождает страх. И он появляется там, где нет места ни ему, ни его порождениям. Именно грех заставляет тебя отвращать взор от Царя и обращать взгляд к слугам. Среди слуг греху легко; это его среда, там он властвует и пирует. Но ты должен знать, что Царь милосерднее слуг. Поэтому не прячь глаза, но смело взгляни на Царя, Отца твоего. Взгляд Царя испепелит грех в тебе. Так солнечный луч уничтожает вредоносных микробов в воде, очищая ее, и вода становится чистой, питьевой.

Или ты не веришь, что Царь Бог сможет помочь тебе, а потому надеешься на слуг Его?

Но подумай сам: если тебе Господь Бог не может помочь, то все Его слуги — и того меньше. Не ожидают ли все Божьи творения помощи от Бога? Так на какую же помощь созданий Божьих ты надеешься? Если жаждущий не может напиться из горного источника, бьющего ключом, то разве он напьется, впитывая по капле росу с луговых трав?

Кто обожествляет вырезанный лик или писаный образ? Только тот, кто не знает резчика и живописца. Тот, кто не верует в Бога или не знает о Нем, вынужден обожествлять вещи, ибо человек должен что-либо обожествлять. Господь вырезал горы и долины, вылепил растения и тела животных; Он написал луга и поля, облака и озера. Тот, кто это понимает, воздает хвалу Господу как величайшему Резчику и Иконописцу, а тот, кто этого не знает, воздает хвалу самим резным ликам и иконам Божьим.

Но это еще не самый страшный грех. Самый страшный грех — это когда человек обожествляет то, что он сам создал, дело рук своих и разума своего. Дикари вырезают себе идола из дерева и ему молятся и поклоняются. Но дикарям, это простительно. Их дикость служит им оправданием. Истинный и Превечный Господь Бог милостив и снисходителен к ним. Те молитвы, с которыми они обращаются к своему изделию из дерева, Он принимает, будто они к Нему направлены, и посылает помощь и защиту непросвещенным чадам Своим.

Однако есть и люди просвещенные, которые создают нечто своим разумом или своими руками, и свое собственное творение считают божеством. Бывают художники, преклоняющиеся перед своей картиной и поклоняющиеся ей, как настоящему божеству. Бывают литераторы, которые, написав книгу, вобьют себе в голову, что их книга — вершина неба и земли, и поклоняются этой своей книге. Бывают богатеи, которые нагребут добра, как хомяк запас на зиму, и начинают задирать нос и смотреть вверх, не замечая Бога и Его света, поклоняясь своему трухлявому, побитому молью богатству. Где у человека все мысли и все сердце, там и бог его.

Если некий человек посвящает все свои мысли и отдает всю душу своей семье и другого бога не знает, тогда его семья для него — божество. Это болезнь души одного рода.

Если некий человек посвящает все свои мысли и отдает все свое сердце злату и серебру и не желает знать другого бога, тогда злато и серебро для него — божество, которому он поклоняется день и ночь, пока не настигнет его ночь смерти и не окутает своим мраком. Это болезнь души другого рода.

Если некий человек сосредоточивает все свои помыслы на том, чтобы возвыситься над другими людьми, старается во что бы то не стало быть первым, желает славы и похвал, считает себя лучшим из людей и всех творений на небе и на земле, тогда такой человек — сам себе божество, которому он приносит в жертву все. Это болезнь души третьего рода.

Поистине только болящие души не знают истинного Бога. А здравые души здоровы благодаря знанию и признанию истинного единого Господа Бога, Создателя и Властителя всех резных ликов и всех образов, всех семей человеческих, всего злата и серебра, всех смертных человеков на земле.

Если некто напишет имя Божие на бумаге, или на дереве, или на камне, или на снегу, или в грязи, то почитай эту бумагу, и это дерево, и этот камень, и снег, и грязь ради Пресвятого имени, написанного на них. Однако не обожествляй то, на чем написано самое святое имя.

Или когда некто изобразит лик Божий на чем бы то ни было, ты поклонись, но знай, что не материи поклоняешься, на которой написан Господь, но Живому Великому Богу, о Котором напоминает изображение.

Или когда некто произносит или воспевает Имя Божие, ты поклонись, но знай, что поклоняешься не человеческому голосу, но Живому и Могущественному Богу, о Котором тебе напомнила человеческая речь.

Или когда видишь ночью величие звезд небесных, ты низко поклонись, но поклонись не творению рук Божьих, а Господу Всевышнему, Который превыше звезд, сиянием своим напоминающих тебе о Нем.

А когда вечером преклонишь колени, помолись так:

«Господи, Боже мой! Тебя Единого знаю, признаю и славлю всегда: и когда день открывает мне всю Красоту Твою через красоту дел Твоих, и когда ночь укрывает все темной мантией и оставляет меня наедине с Тобой. Аминь».

ТРЕТЬЯ ЗАПОВЕДЬ

Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

Что, неужели бывают такие люди, которые решаются поминать без причины и надобности имя, приводящее в трепет, — имя Господа Бога Всевышнего? Когда на небе произносится имя Божие, небеса склоняются, звезды вспыхивают ярче, Архангелы и Ангелы воспевают: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф», а святители и угодники Божии падают ниц. Тогда кто же из смертных дерзает поминать Пресвятое имя Божие без душевного трепета и без глубокого воздыхания от тоски по Богу?

Если человек при смерти, назови ему любое имя, и не сможешь его ни подбодрить, ни вернуть мир его душе. Но когда помянешь одно единственное имя — имя Господа Иисуса Христа, подбодришь и успокоишь его. И уходящий в мир иной последним своим взглядом поблагодарит тебя за бальзам великого имени для души его.

Если от человека отвернутся родные или его предадут друзья, и он поймет, что одинок в этом бескрайнем мире, то напомни ему, уставшему от одиночества в пути, имя Божие, и ты как бы дашь ему в руки посох для отяжелевших рук и ног.

Если ополчатся против кого-то злые соседи и ложными свидетельствами доведут до оков и темницы, склонив на свою сторону судей против праведника, приблизься к страдальцу и шепни ему на ухо имя Господне. И в тот же миг слезы потекут из его глаз, слезы надежды и веры, и тяжкие оковы покажутся ему легче.

Если некто тонет на глубине и в последний миг между жизнью и смертью помянет имя Божие, то силы его удвоятся.

Если ученый тщится разрешить некую трудную загадку природы и, чувствуя, что напрасно понадеялся на свой ограниченный разум, однажды помянет имя Божие, то внезапное озарение всколыхнет его душу, и приоткроется завеса тайны.

О, предивное имя Божие! Как ты всесильно, как прекрасно, как сладко! Да умолкнут навеки мои уста, если произнесут его небрежно, обыденно, попусту.

Послушайте-ка притчу о богохульнике.

Один золотых дел мастер сидел в своей лавке за верстаком и, работая, непрестанно поминал имя Божие всуе: то как клятву, то как любимое словцо. Некий паломник, возвращавшийся из святых мест, проходя мимо лавки, услышал это, и душа его возмутилась. Тогда он окликнул ювелира, чтобы тот вышел на улицу. А когда мастер вышел, паломник спрятался. Ювелир, никого не увидев, вернулся в лавку и продолжил работу. Паломник снова его окликнул, а когда ювелир вышел, тот прикинулся, что ничего не знает. Мастер, рассердившись, вернулся к себе и снова начал работать. Паломник в третий раз его окликнул и, когда мастер опять вышел, снова стоял молча, прикинувшись, что он тут ни при чем. Тогда ювелир в бешенстве набросился на паломника:

— Зачем ты зовешь меня понапрасну? Что за шутки! У меня работы по горло!

Паломник миролюбиво ответил:

— Поистине, у Господа Бога работы еще больше, но ты Его призываешь гораздо чаще, чем я тебя. Кто имеет право сердиться больше: ты или Господь Бог?

Ювелир, пристыженный, вернулся в мастерскую и с тех пор держал язык за зубами.

Так пусть же, братья, имя Господне, как неугасимая лампада, непрестанно теплится в душе, в мыслях и сердце, пусть оно будет на уме, но не срывается с языка, не имея на то значительного и торжественного повода.

Послушайте еще одну притчу, притчу о невольнике.

Жил в доме белого господина чернокожий раб, смирный и благочестивый христианин. Белый хозяин имел обыкновение в гневе ругать и поносить имя Божие. И была у белого господина собачка, которую он очень любил. Однажды случилось так, что хозяин страшно разозлился и стал поносить и хулить Бога. Охватила тогда негра мука смертная, схватил он хозяйскую собачку и давай ее грязью мазать. Увидев это, хозяин закричал:

— Что ты делаешь с моим любимым псом?!

— То же, что и ты с Господом Богом, — ответил невольник миролюбиво.

Есть еще притча, притча о сквернослове.

В Сербии, в одной больнице, с утра и до вечера обходя больных, работали доктор с фельдшером. У фельдшера был злой язык, и он постоянно, словно грязной тряпкой, хлестал любого, о ком бы ни вспомнил. Его грязная брань не щадила даже Господа Бога.

Однажды доктора посетил его друг, приехавший издалека. Доктор пригласил его присутствовать на операции. С доктором был и фельдшер.

Гостю стало тошно при виде страшной раны, из которой истекал гной с отвратительным запахом. А фельдшер, не переставая, бранился. Тогда друг спросил доктора:

— Как ты можешь слушать такую богохульную брань?

Доктор ответил:

— Друг мой, я привык к нагноившимся ранам. Из гнойных ран должен вытекать гной. Если гной скопился в теле, он вытекает из открытой раны. Если гной копится в душе, он истекает через уста. Мой фельдшер, бранясь, лишь открывает зло, накопленное в душе, и изливает его из души своей, как гной из раны.

О, Вседержитель, отчего даже вол Тебя не бранит, а человек бранит? Почему Ты создал вола с устами более чистыми, чем у человека?

О, Всемилостивый, отчего даже лягушки не поносят Тебя, а человек поносит? Почему Ты сотворил лягушку с более благородным голосом, чем у человека?

О, Всетерпеливый, отчего даже змеи не хулят Тебя, а человек хулит? Почему Ты создал змею, более похожей на ангела, чем человек?

О, Прекраснейший, отчего даже ветер, носящийся над землей вдоль и поперек, не несет на крыльях своих имя Твое без причины, а человек произносит его попусту? Почему ветер более богобоязнен, чем человек?

О, дивное имя Божие! Как ты всесильно, как прекрасно, как сладко! Да умолкнут навеки мои уста, если произнесут его небрежно, обыденно, попусту.

ЧЕТВЕРТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмой — суббота Господу Богу твоему.

Это значит:

Шесть дней созидал Творец, а на седьмой день почивал от трудов Своих. Шесть дней временны, суетны и недолговечны, а седьмой — вечен, мирен и долговечен. Сотворением мира Господь Бог вошел во время, но не вышел из вечности. Тайна сия велика… (Еф. 5, 32), и о ней приличествует больше мыслить, чем говорить, ибо она доступна не всякому, но лишь Божьим избранникам.

Избранники Божьи, находясь телом во времени, духом своим поднимаются до вершины мира, где вечный мир и блаженство.

А ты, брат, трудись и отдыхай. Трудись, ибо и Господь Бог трудился; отдыхай, ибо и Господь отдыхал. А труд твой пусть будет созидательным, ибо ты чадо Создателя. Не разрушай, но созидай!

Считай свой труд сотрудничеством с Богом. Так ты не станешь творить зло, но лишь добро. Прежде всякого дела подумай, стал бы Господь делать это, ведь, в основном, все вершит Господь, а мы лишь помогаем Ему.

Все творения Божьи трудятся непрестанно. Пусть это придаст тебе сил в твоем труде. Встав рано утром, взгляни, солнце уже много сделало, и не только солнце, но и вода, и воздух, и растения, и животные. Твоя праздность будет оскорблением миру и грехом пред Богом.

Твое сердце и легкие трудятся день и ночь. Почему бы не потрудиться и твоим рукам? И почки твои работают день и ночь. Почему бы не поработать и твоему мозгу?

Звезды безостановочно несутся по просторам вселенной, быстрее, чем конь в галопе. Так почему ты предаешься праздности и лени?

Есть притча о богатстве.

В одном городе жил богатый купец, и было у него три сына. Торговец он был хороший, оборотистый и сумел нажить огромное состояние. Когда его спрашивали, зачем ему такое богатство и столько хлопот, он отвечал: «Я весь в трудах, стараясь обеспечить сыновей, чтобы они не страдали». Слыша это, сыновья его обленились и вообще перестали трудиться, а после смерти отца начали тратить накопленное отцом богатство. Захотелось отцу с того . света прийти посмотреть, как его сыновья живут без труда и забот. Господь Бог отпустил его, он сошел в родной город и подошел к своему дому.

Но когда он постучал в ворота, открыл ему какой-то незнакомец. Спросил купец о своих сыновьях и услышал в ответ, что сыновья его на каторге. Праздность довела их до ссоры, а ссора привела к поджогу дома и убийству.

— Увы, — вздохнул обезумевший от горя отец, — я хотел создать рай для своих детей, но сам уготовил для них ад.

И стал несчастный отец ходить по всему городу и учить всех родителей:

— Не будьте такими безумцами, каким был я. Из-за безмерной любви к своим детям я сам толкнул их в пекло ада. Не оставляйте детям, братья, никакого имущества. Научите их трудиться, и это оставьте им в наследство. Все остальное богатство раздайте нищим перед своей смертью.

Поистине, нет ничего опаснее и пагубнее для души, чем получить в наследство большое состояние. Будьте уверены, что богатому наследству больше радуется диавол, чем ангел, ибо ничем иным диавол так легко и быстро не портит людей, как большим наследством.

Поэтому, брат, и ты трудись и научи своих детей трудиться. А когда трудишься, не ищи в труде лишь прибыль, пользу и успех. Лучше найди в своей работе красоту и наслаждение, которую дарит сам труд.

За один стул, который смастерит столяр, он может получить десять динар, или пятьдесят, или сто. Но красота изделия и наслаждение от работы, которые чувствует мастер, вдохновенно строгая, склеивая и полируя дерево, не окупается ничем. Это наслаждение напоминает то высшее удовольствие, которое испытал Господь при сотворении мира, когда Он вдохновенно «строгал, склеивал и полировал» его. Весь Божий мир мог бы иметь свою определенную цену и мог бы окупиться, однако красота его и наслаждение Творца при Сотворении мира не имеет цены.

Знай, что ты унижаешь свой труд, если думаешь лишь о материальной выгоде от него. Знай, что такой труд не дается человеку, не удастся ему, не принесет ему ожидаемой прибыли. И дерево будет сердиться на тебя и сопротивляться тебе, если станешь трудиться над ним не из любви, а для прибыли. И земля тебя возненавидит, если ты пашешь ее, не думая об ее красоте, но лишь о своей прибыли с нее. Железо станет тебя жечь, вода утопит, камень раздавит, если ты смотришь на них не с любовью, но во всем видишь только свои дукаты и динары.

Трудись без корысти, как соловей бескорыстно распевает свои песни. И так Господь Бог пойдет впереди тебя в Своем труде, а ты — за Ним. Если же пробежишь мимо Бога и поспешишь вперед, оставив Бога за спиной, твой труд принесет тебе проклятие, а не благословение.

А в седьмой день отдыхай.

Как отдыхать? Помни, отдых может быть лишь рядом с Богом и в Боге. На этом свете нигде больше истинного отдыха не найти, ибо этот свет бурлит, как некий водоворот.

Посвяти седьмой день целиком Богу, и тогда воистину отдохнешь и исполнишься новых сил.

Весь седьмой день думай о Боге, говори о Боге, читай о Боге, слушай о Боге и молись Богу. Так ты воистину отдохнешь и исполнишься новых сил.

Есть притча о трудах в воскресный день.

Некий человек не почитал заповедь Божию о праздновании воскресного дня и продолжил субботние труды и в воскресенье. Когда все село отдыхало, он до седьмого пота трудился в поле со своими волами, которым тоже не давал отдохнуть. Однако на следующей неделе в среду он обессилел, ослабли и его волы; и когда все село вышло в поле, он остался дома, усталый, угрюмый и отчаявшийся.

Поэтому, братья, не уподобляйтесь этому человеку, чтобы не потерять силы, здоровье и душу. Но шесть дней трудитесь, как соратники Господа, с любовью, наслаждением и благоговением, а седьмой день целиком посвятите Господу Богу. Я на собственном опыте убедился, что правильное проведение воскресенья человека воодушевляет, обновляет и делает счастливым.

 

ПЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле.

Это значит:

Прежде, чем ты познал Господа Бога, Его познали твои родители. Одного этого довольно, чтобы ты им поклонился с уважением и воздал хвалу. Поклонись же и воздай хвалу всякому, кто прежде тебя познал Высшее Добро в этом мире.

Один богатый молодой индиец проходил со своей свитой через перевалы Гиндукуша. В горах ему повстречался некий старец, пасущий коз. Нищий старик сошел на обочину дороги и поклонился богатому юноше. А юноша соскочил со своего слона и распростерся ниц перед старцем. Старец изумился этому, поразились и люди из его свиты. А он сказал старцу:

— Преклоняюсь перед очами твоими, ибо они прежде моих увидели этот мир, творение Всевышнего. Преклоняюсь перед твоими устами, ибо они раньше моих произнесли Его святое имя. Преклоняюсь перед твоим сердцем, ибо оно прежде моего затрепетало от радостного осознания, что Отец всех людей на земле — это Господь, Царь Небесный.

Почитай отца твоего и матерь твою, ибо твой путь от рождения и до сего дня полит материнскими слезами и отцовским потом. Они любили тебя и тогда, когда всем прочим ты, немощный и грязный, внушал отвращение. Они будут любить тебя и тогда, когда все тебя возненавидят. И когда все будут бросать в тебя камни, мать бросит тебе бессмертник и базилик — символы святости.

Отец твой любит тебя, хотя знает все твои недостатки. А другие возненавидят тебя, хотя будут знать лишь добродетели твои.

Твои родители любят тебя с благоговением, ибо знают, что ты — дар Божий, доверенный им на сохранение и воспитание. Никто кроме родителей твоих не в состоянии увидеть тайну Божию в тебе. Их любовь к тебе имеет святой корень в вечности.

Через нежность свою к тебе твои родители постигают нежность Господа ко всем чадам Его.

Как шпоры напоминают коню о хорошей рыси, так и твоя резкость по отношению к родителям побуждает их еще больше заботиться о тебе.

Есть притча об отцовской любви.

Некий сын, испорченный и жестокий, бросился на своего отца и вонзил ему нож в грудь. А отец, испуская дух, сказал сыну:

— Скорее вытри кровь с ножа, чтобы тебя не схватили и не отдали под суд.

Есть притча и о материнской любви.

В русской степи один безнравственный сын привязал свою мать перед шатром, а сам в шатре пьянствовал с гулящими женщинами и своими людьми. Тут появились гайдуки и, увидев мать связанную, решили тотчас отомстить за нее. Но тут связанная мать крикнула во весь голос и тем самым подала знак несчастному сыну, что ему грозит опасность. И сын спасся, а разбойники вместо сына зарубили мать.

И еще притча об отце.

В Тегеране, городе персидском, жил в одном доме старик-отец с двумя дочерьми. Дочери не слушали советов отца и смеялись над ним. Своей дурной жизнью они замарали честь и опозорили доброе имя отца. Отец мешал им, как молчаливый укор совести. Однажды вечером дочери, думая, что отец спит, договорились приготовить яд и дать ему утром с чаем. А отец слышал все и целую ночь горько плакал и Богу молился. Утром дочери принесли чай и поставили перед ним. Тогда отец сказал:

— Я знаю о вашем намерении и уйду от вас, как вы того желаете. Но я хочу уйти не вашим грехом, чтобы спасти ваши души, а своим.

Сказав это, отец опрокинул чашу с ядом и ушел из дому.

Сын, не гордись своими знаниями перед своим необразованным отцом, ибо его любовь стоит больше, чем твое знание. Подумай, что если бы не было его, не было бы ни тебя, ни твоих знаний.

Дочь, не гордись своей красотой пред сгорбленной матерью своей, ибо ее сердце прекраснее твоего лица. Вспомни, что и ты, и твоя красота вышли из ее истощенного тела.

Научись, дочь, почитать своего отца, ибо только так ты научишься почитать и всех других отцов на земле.

День и ночь развивай в себе, сын, почитание матери своей, ибо только так ты научишься почитанию всех других матерей на земле.

Поистине, чада, вы делаете не много, если почитаете своих отца и мать, а других отцов и матерей презираете. Уважение своих родителей должно стать для вас школой уважения всех мужчин и всех женщин, которые в муках рождают, в поте лица своего растят и в страданиях любят своих детей. Запомните это и живите по этой заповеди, чтобы Господь Бог вас благословил на земле.

Поистине, чада, вы делаете не много, если почитаете только личности своих отца и матери, но не труд их, не время их, не современников их. Подумайте, что, уважая своих родителей, вы почитаете и их труд, и их эпоху, и их современников. Так вы убьете в себе фатальную и глупую привычку презирать прошлое. Чада мои, поверьте, что дни, отданные в ваше распоряжение, не дороже и не ближе Господу, чем дни тех, кто жил до вас. Если вы гордитесь своим временем перед прошлым, не забывайте, что вы и глазом не успеете моргнуть, как станет расти трава над вашими могилами, вашей эпохой, вашими телами и делами, а другие станут смеяться над вами, как над отсталым прошлым.

Любое время полнится матерями и отцами, болью, жертвами, любовью, надеждой и верой в Бога. Поэтому любое время достойно уважения.

Мудрец склоняется с почтением перед всеми прошлыми эпохами, как и перед грядущими. Ибо мудрый знает то, чего не знает глупый, а именно: что его время — лишь минута на часах. Взгляните, чада, на часы; прислушайтесь, как течет минута за минутой, и скажите мне, какая из минут лучше, дольше и важнее других?

Встаньте на колени, чада, и помолитесь Богу вместе со мной:

«Господи, Отец Небесный, слава Тебе, что Ты повелел нам почитать наших отца и мать на земле. Помоги нам, Всемилостивый, через это почитание научиться уважать всех мужчин и женщин на земле, драгоценных чад Твоих. И помоги нам, Всемудрый, через это научиться не презирать, но почитать предшествующие эпохи и поколения, которые раньше нас видели Твою славу и произносили Твое святое имя. Аминь».

ШЕСТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не убивай.

Это значит:

Бог вдохнул жизнь от жизни Своей во всякое сотворенное существо. Жизнь есть самое драгоценное богатство, данное Богом. Поэтому тот, кто посягает на любую жизнь на земле, поднимает руку на самый драгоценный дар Божий, больше того — на саму жизнь Божию. Все мы, живущие сегодня, — лишь временные носители жизни Божией в себе, хранители самого драгоценного дара, принадлежащего Богу. Поэтому мы и права не имеем, и не можем отнять жизнь, заимствованную от Бога, ни у себя, ни у других.

А это значит,

— во-первых, мы не имеем права убивать;

— во-вторых, мы не можем убить жизнь.

Если случится на базаре разбить горшок из глины, гончар рассвирепеет и потребует возмещения убытка. По правде говоря, человек тоже сотворен из такого же дешевого материала, что и горшок, но то, что сокрыто в нем, — бесценно. Это душа, созидающая человека изнутри, и Дух Божий, дающий душе жизнь.

Ни отец, ни мать не имеют права лишать жизни своих детей, ибо не родители дают жизнь, но Бог через родителей. А раз родители жизнь не дают, то они не имеют права отнимать ее.

Но если родители, которые так много трудятся, чтобы поставить на ноги своих детей, не имеют права лишать их жизни, как же могут иметь такое право те, которые случайно столкнутся на жизненном пути с их детьми?

Если случится разбить горшок на базаре, больно станет не горшку, а горшечнику, который его слепил. Точно также, если убит человек, боль чувствует не убитый, но Господь Бог, Который человека сотворил, возвысил и вдохнул Дух Свой.

Так если разбивший горшок должен возместить убыток горшечнику, то тем более убийца должен возместить Богу жизнь, которую отнял. Даже если люди не потребуют возмещения, Бог потребует. Убийца, не обманывай себя: даже если люди забудут о твоем преступлении, Бог забыть не может. Смотри-ка, есть вещи, которые и Господь не может. Например, Он не может забыть о твоем преступлении. Помни об этом всегда, вспомни в гневе своем, прежде чем схватиться за нож или пистолет.

С другой стороны, мы не можем убить жизнь. Полностью убить жизнь означало бы убить Бога, ибо жизнь принадлежит Богу. Кто может убить Бога? Можно разбить горшок, но нельзя уничтожить глину, из которой он был сделан. Точно так же, можно раздробить тело человека, но нельзя ни разбить, ни сжечь, ни развеять, ни разлить его душу и его дух.

Есть притча о жизни.

В Царьграде властвовал некий страшный, кровожадный визирь, у которого любимым занятием было каждый день наблюдать, как палач сечет головы перед его дворцом. А на улицах Царьграда жил один юродивый, праведник и пророк, которого все люди считали Божьим угодником. Однажды утром, когда палач на глазах визиря казнил очередного несчастного, юродивый встал под его окнами и стал размахивать железным молотом направо и налево.

— Что это ты делаешь? — спросил визирь.

— То же, что и ты, — ответил юродивый.

— Как это? — снова спросил визирь.

— А так, — ответил юродивый. — Я пытаюсь убить ветер этим молотом. А ты пытаешься убить жизнь ножом. Мой труд напрасен, как и твой. Ты, визирь, не сможешь убить жизнь, так же как и я не смогу убить ветер.

Визирь молча удалился в темные покои своего дворца и никого к себе не пускал. Три дня он не ел, не пил и никого не видел. А на четвертый день созвал он своих друзей и сказал:

— Воистину Божий человек прав. Я поступал глупо. Жизнь нельзя уничтожить, как и ветер невозможно убить.

В Америке, в городе Чикаго жили по соседству двое мужчин. Один из них польстился на богатство своего соседа, пробрался ночью к нему в дом и отсек ему голову, затем сунул деньги за пазуху и отправился восвояси. Но лишь вышел он на улицу, как увидел убитого соседа, который шел ему навстречу. Только на плечах у соседа была не его голова, а его собственная голова. В ужасе убийца перешел на другую сторону улицы и бросился бежать, но сосед опять оказался перед ним и шел ему навстречу, похожий на него, словно отражение в зеркале. Убийцу прошиб холодный пот. Кое-как добрался он до своего дома и еле пережил эту ночь. Однако следующей ночью ему опять явился сосед с его собственной головой. И так было каждую ночь. Тогда убийца взял награбленные деньги и бросил их в реку. Но и это не помогло. Сосед из ночи в ночь являлся ему. Убийца сдался суду, признал свою вину и был сослан на каторгу. Но и в темнице убийца не мог сомкнуть глаз, ибо каждую ночь видел соседа с собственной головой на плечах. В конце концов, он стал просить одного старого священника, чтобы тот. помолился Богу за него, грешного, и причастил бы его. Священник ответил, что прежде молитвы и причастия он должен сделать одно признание. Осужденный ответил, что он уже признался в убийстве своего соседа. «Не то, — сказал ему священник, — ты должен увидеть, понять и признать, что жизнь твоего соседа есть твоя собственная жизнь. И ты, убивая его, убил и самого себя. Поэтому ты и видишь свою голову на теле убитого. Этим Бог дает тебе знак, что твоя жизнь, и жизнь твоего соседа, и жизнь всех людей вместе, есть одна и та же жизнь».

Осужденный задумался. После долгих размышлений он все понял. Потом он помолился Богу и причастился. И тогда перестал дух убитого человека преследовать его, а он стал проводить дни и ночи в покаянии и молитве, повествуя остальным осужденным о чуде, которое ему было открыто, а именно, что человек не может убить другого, не убив себя самого.

Ах, братья, как ужасны последствия убийства! Если бы это можно было описать всем людям, поистине не нашлось бы безумца, кто покусился бы на чужую жизнь.

Бог пробуждает совесть убийцы, и его собственная совесть начинает точить его изнутри, как червь под корой точит дерево. Совесть грызет, и бьет, и грохочет, и рыком ревет, как бешеная львица, и несчастный преступник не находит покоя ни днем, ни ночью, ни в горах, ни в долинах, ни в этой жизни, ни в могиле. Легче было бы человеку, если бы вскрылся его череп и рой пчел поселился внутри, чем поселится в его голове нечистая, растревоженная совесть.

Поэтому, братья, Бог и запретил людям, ради их же покоя и счастья, убийство.

«О, Господи Предобрый, как сладка и полезна всякая Твоя заповедь! О Господи Всесильный, сохрани раба Твоего от злого дела и мстящей совести, чтобы славить и восхвалять Тебя веки вечные. Аминь».

СЕДЬМАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не прелюбодействуй.

А это значит:

Не имей незаконной связи с женщиной. Поистине, в этом животные более послушны Богу, чем многие люди.

Прелюбодеяние разрушает человека телесно и душевно. Прелюбодеи обычно искривлены, как смычок, прежде старости и завершают свою жизнь в ранах, муках и безумии. Самые страшные и самые дурные болезни, которые известны медицине, есть болезни, которые умножаются и разносятся среди людей прелюбодеянием. Тело прелюбодея постоянно в болезнях, как смрадная лужа, от которой все с отвращением отворачиваются и бегут с зажатым носом.

Но если бы зло касалось только тех, кто это зло творит, проблема была бы не так страшна. Однако она просто ужасна, когда подумаешь, что болезни родителей наследуют дети прелюбодеев: сыновья и дочери, и даже внуки и правнуки. Воистину, болезни от прелюбодеяния есть бич человечества, как тля для виноградника. Эти болезни больше чем любые другие тянут человечество назад, к упадку.

Картина достаточно страшна, если иметь в виду только телесные муки и уродства, гниение и распад плоти от дурных болезней. Но картина дополняется, становится еще страшнее, когда к телесным уродствам добавляется уродство душевное, как последствие греха прелюбодеяния. От этого зла душевные силы человека слабеют и расстраиваются. Больной теряет остроту, глубину и высоту мысли, которые имел до болезни. Он растерян, забывчив и чувствует постоянную усталость. Он не способен больше ни на какую серьезную работу. Характер его совершенно меняется, и он предается всевозможным порокам: пьянству, сплетням, лжи, воровству и так далее. У него появляется страшная ненависть ко всему доброму, порядочному, честному, светлому, молитвенному, духовному, божественному. Он ненавидит добрых людей и старается изо всех сил им напакостить, очернить их, оклеветать, навредить им. Как настоящий человеконенавистник, он и богоненавистник. Он ненавидит любые законы, и человеческие, и Божьи, и оттого ненавидит всех законодателей и хранителей закона. Он становится гонителем порядка, добра, воли, святости и идеала. Он — как зловонная лужа для общества, которая гниет и воняет, заражая все вокруг. Тело его — гной, и душа его тоже гной.

Вот почему, братья, Бог, Который все знает и все предвидит, наложил запрет на прелюбодеяние, блуд, внебрачные связи между людьми.

Молодежи особенно нужно беречься от этого зла и сторониться его, как ядовитого гадюшника. Тот народ, где молодежь предается распущенности и «свободной любви», не имеет будущего. Такая нация со временем будет иметь все более изуродованные, тупые и немощные поколения, пока, наконец, не попадет в плен к более здоровому народу, который придет, чтобы подчинить ее себе.

Кто умеет читать прошлое человечества, может узнать, какие страшные наказания постигли прелюбодействовавшие племена и народы. В Священном Писании говорится о падении двух городов — Содома и Гоморры, в которых нельзя было сыскать и десяти праведников и девственниц. За это Господь Бог обрушил на них огненный дождь с серой, и оба города сразу оказались засыпанными, как в могиле.

Да поможет вам, братья, Господь Всемогущий не соскользнуть на опасный путь прелюбодеяния. Пусть ваш Ангел-хранитель сохранит мир и любовь в вашем доме.

Да вдохновит Матерь Божия ваших сынов и дочерей Своим Божественным целомудрием, чтобы тела и души их не запачкал грех, но были бы они чисты и светлы, чтобы Дух Святый смог вместиться в них и вдохнуть в них то, что божественно, что от Бога. Аминь

 

ВОСЬМАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не укради.

А это значит:

Не огорчай ближнего своего неуважением его права собственности. Не делай так, как делают лисы и мыши, если считаешь себя лучшим, чем лиса и мышь. Лиса ворует, не зная закона о воровстве; и мышь подгрызает амбар, не сознавая, что наносит кому-то вред. И лиса, и мышь понимают лишь свою потребность, но не чужой убыток. Им не дано понимать, а тебе дано. Поэтому тебе не прощается то, что лисе и мыши простительно. Твоя выгода должна всегда быть подзаконной, она не должна быть в ущерб ближнему твоему.

Братья, только невежды идут на воровство, то есть те, кто не знает двух главных истин этой жизни.

Первая истина состоит в том, что человек не может украсть незаметно.

Вторая истина состоит в том, что человек не может получить выгоду от воровства.

«Как это?» — спросят многие народы и удивятся многие невежды.

А вот как.

Наша Вселенная многоока. Вся она усыпана обилием очей, как слива весенней порой сплошь покрыта белыми цветами. Некоторые из этих глаз люди видят и чувствуют на себе их взгляды, но значительную часть они и не видят, и не чувствуют. Муравей, копошащийся в траве, не чувствует ни взгляда овцы, пасущейся над ним, ни взгляда наблюдающего за ним человека. Точно так же и люди не чувствуют взглядов неисчислимого числа высших существ, которые наблюдают за нами на каждом шагу нашего жизненного пути. Существуют миллионы и миллионы духов, которые пристально следят за тем, что происходит на каждой пяди земли. Как же тогда может вор украсть, чтобы это было незаметно? Как же тогда вор может украсть, чтобы это не обнаружилось? Невозможно сунуть руку в свой карман, чтобы миллионы свидетелей этого не увидели. Тем более невозможно сунуть руку в чужой карман, чтобы миллионы вышних сил не подняли тревогу. Понимающий это утверждает, что человек не может украсть незаметно и безнаказанно. Это первая истина.

Другая истина состоит в том, что человек не может получить выгоду от воровства, ибо как же он использует краденое, если незримые очи все видели и на него указали. А если на него указали, тогда тайное станет явным, и имя «вор» прилепится к нему до самой смерти. Силы небесные могут указать на вора тысячью способов.

Есть притча о рыбаках.

На берегу одной реки жили два рыбака со своими семьями. У одного было много детей, а другой был бездетным. Каждый вечер оба рыбака забрасывали свои неводы и шли спать. С некоторых пор стало так, что в сетях многодетного рыбака всегда оказывалось по две-три рыбины, а у бездетного — в изобилии. Бездетный рыбак из милости вытаскивал из своего полного невода по несколько рыбин и отдавал соседу. Так продолжалось довольно долго, быть может, целый год. В то время как один из них богател, торгуя рыбой, другой едва сводил концы с концами, порой не имея возможности даже хлеба купить своим детям.

«В чем тут дело?» — думал несчастный бедняк. Но вот однажды, когда он спал, ему открылась истина. Явился ему во сне некий человек в ослепительном сиянии, как ангел Божий, и сказал: «Скорее вставай и отправляйся на реку. Там ты увидишь, почему ты беден. Но когда увидишь, не давай волю гневу».

Тут рыбак проснулся и вскочил с постели. Перекрестившись, он вышел к реке и увидел, как его сосед перекидывает рыбину за рыбиной из его невода в свой. От негодования вскипела кровь у бедного рыбака, но он вспомнил предостережение и смирил гнев свой. Немного остыв, он спокойно сказал вору: «Сосед, может, тебе помочь? Ну что ж ты мучаешься в одиночку!»

Пойманный с поличным, сосед просто оцепенел от страха. Когда он пришел в себя, то бросился в ноги бедному рыбаку и воскликнул: «Поистине, Господь указал тебе на мое преступление. Тяжко мне, грешному!» И тогда отдал он бедному рыбаку половину своего богатства, чтобы тот людям о нем не рассказывал и в темницу не отправил.

Есть притча о торговце.

В одном арабском городе жил торговец Измаил. Когда бы он ни отпускал покупателям товар, он всегда обсчитывал их на несколько драхм. И состояние его весьма умножилось. Однако дети его были больны, и он тратил много денег на докторов и лекарства. И чем больше он тратил на лечение детей, тем больше он обманывал своих покупателей. Но чем больше он обманывал покупателей, тем сильнее болели его дети.

Однажды, когда Измаил сидел один в своей лавке, полный тревог о своих детях, ему показалось, что на миг раскрылись небеса. Он поднял глаза к небу, чтобы посмотреть, что там происходит. И видит: стоят ангелы у огромных весов, отмеряющих все блага, которыми Господь наделяет людей. И вот, подошла очередь семьи Измаяла. Когда ангелы стали отмерять здоровье для его детей, они бросили на чашу весов здоровья меньше, чем было гирь на весах. Разгневался Измаил и хотел прикрикнуть на ангелов, но тут один из них обернулся к нему и говорит: «Мера правильна. Что же ты сердишься? Мы недодаем твоим детям ровно столько, сколько ты недодаешь своим покупателям. И так мы вершим правду Божию».

Измаил рванулся, как будто его мечом пронзили. И стал он горько каяться в своем тяжком грехе. С тех пор стал Измаил не только правильно взвешивать, но всегда добавлял лишку. А к детям его вернулось здоровье.

Кроме того, братия, краденая вещь постоянно напоминает человеку, что она украдена и что она — не его собственность.

Есть притча о часах.

Один парень украл карманные часы и носил их в течение месяца. После этого он вернул часы хозяину, признался в своем проступке и сказал:

— Когда бы я ни вытаскивал часы из кармана и смотрел на них, я слышал, как они говорят: «Мы — не твои; ты — вор!»

Господь Бог знал, что кража сделает несчастными обоих: и того, кто украл, и того, у кого украли. И чтобы люди, сыны Его, не были несчастны, Премудрый Господь дал нам эту заповедь: не укради.

«Благодарим Тебя, Господи, Боже наш, за эту заповедь, которая нам действительно нужна ради мира душевного и счастья нашего. Повели, Господи, огню Твоему, пусть сожжет руки наши, если они потянутся, чтобы своровать. Повели, Господи, змеям Твоим, пусть обовьются вокруг ног наших, если они отправятся воровать. Но, самое главное, молим Тебя, Всемогущий, очисти сердца наши от воровских помыслов и дух наш от воровских мыслей. Аминь».

ДЕВЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

А это значит:

Не будь лживым ни в отношении себя, ни по отношению к другим. Если ты лжешь о самом себе, ты сам знаешь, что лжешь. Но если ты наговариваешь на кого-то другого, тот, другой, знает, что ты о нем клевещешь.

Когда ты расхваливаешь себя и хвастаешься перед людьми, люди не знают, что ты ложно свидетельствуешь о себе, но сам ты это знаешь. Но если ты станешь повторять эту ложь о себе, люди со временем поймут, что ты их обманываешь. Однако если ты станешь постоянно повторять одну и ту же ложь о себе, люди будут знать, что лжешь, но тогда ты сам начнешь верить в свою ложь. Так ложь станет у тебя истиной, и ты свыкнешься с ложью, как слепец свыкается с тьмой.

Когда ты клевещешь на другого человека, тот человек знает, что ты лжешь. Это первый свидетель против тебя. И ты знаешь, что клевещешь на него. Значит, ты — второй свидетель против самого себя. А Господь Бог — третий свидетель. Следовательно, когда бы ты ни произнес ложного свидетельства на ближнего твоего, знай, что против тебя покажут трое свидетелей: Бог, ближний твой и ты сам. И будь уверен, один из этих трех свидетелей разоблачит тебя перед всем миром.

Вот как Господь Бог может разоблачить ложное свидетельство против ближнего.

Есть притча о клеветнике.

В одном селе жили два соседа, Лука и Илья. Лука терпеть не мог Илью, потому что Илья был человек правильный, работящий, а Лука — пьяница и лентяй. В приступе ненависти Лука обратился в суд и донес, что Илья говорил бранные слова в адрес царя. Илья защищался, как мог, и под конец, обернувшись к Луке, сказал: «Даст Бог, Господь Сам откроет твою ложь против меня». Однако суд отправил Илью в темницу, а Лука вернулся домой.

Подходя к своему дому, он услышал плач в доме. От ужасного предчувствия кровь застыла в жилах, ибо вспомнил Лука проклятие Ильи. Войдя в дом, он ужаснулся. Его етарый отец, упав в костер, сжег себе все лицо и глаза. Когда увидел это Лука, он онемел и не мог ни говорить, ни плакать. На заре следующего дня он отправился в суд и признался, что оговорил Илью. Судья тут же отпустил Илью, а Луку наказал за лжесвидетельство. Так Лука за один грех понес два наказания: и от Бога, и от людей.

А вот пример, как ближний твой может разоблачить твое лжесвидетельство.

В Ницце жил один мясник по имени Анатоль. Некий богатый, но нечестный торговец подкупил его, чтобы тот дал ложные показания против своего соседа Эмиля, что он, Анатоль, видел, как Эмиль облил керосином и поджег дом этого торговца. И Анатоль засвидетельствовал это на суде и присягнул. Эмиль был осужден. Но он поклялся, что когда отбудет наказание, станет жить лишь для того, чтобы доказать, что Анатоль лжесвидетельствовал.

Выйдя из тюрьмы, Эмиль, будучи человеком дельным, скопил вскоре тысячу наполеондоров. Он решил, что отдаст всю эту тысячу, чтобы заставить Анатоля признаться перед свидетелями в своей клевете. Прежде всего Эмиль нашел людей, знающих Анатоля, и составил такой план. Они должны были пригласить Анатоля на ужин, хорошенько напоить его и тогда сказать ему, что им нужен свидетель, который бы на суде под присягой показал, что некий трактирщик укрывает грабителей.

План удался на славу. Анатолю изложили суть дела, выложили перед ним тысячу золотых наполеондоров и спросили, может ли он найти надежного человека, который бы на суде показал то, что им нужно. У Анатоля загорелись глаза, когда он увидел перед собой кучу золота, и он тотчас заявил, что сам возьмется за это дело. Тогда приятели сделали вид, что сомневаются, сумеет ли он проделать все, как надо, не испугается ли, не растеряется ли на суде. Анатоль стал горячо убеждать их, что сумеет. И тут они его спросили, приходилось ли ему когда-нибудь делать такие вещи и насколько успешно? Не догадываясь о западне, Анатоль признался, что был такой случай, когда ему заплатили за ложное свидетельство против Эмиля, которого в результате отправили на каторгу.

Услышав все, что им было нужно, друзья отправились к Эмилю и все ему рассказали. Наутро Эмиль подал жалобу в суд. Анатоля судили и отправили на каторгу. Так неминуемая кара Божия настигла клеветника и восстановила доброе имя порядочного человека.

А вот пример, как сам лжесвидетель признался в своем преступлении.

В одном городке жили два парня, два приятеля, Георгий и Никола. Оба были не женаты. И оба влюбились в одну девушку, дочь бедного ремесленника, у которого было семь дочерей, и все незамужние. Самую старшую звали Флора. Вот на эту Флору и заглядывались оба друга. Но Георгий оказался более быстрым. Он посватался к Флоре и попросил приятеля быть шафером. Николу обуяла такая зависть, что он решил во что бы то ни стало помешать их свадьбе. И он начал отговаривать Георгия жениться на Флоре, ибо, по его словам, она была непорядочной девушкой и гуляла со многими. Слова друга поразили Георгия, как нож острый, и он стал уверять Николу, что этого не может быть. Тогда Никола сказал, что сам имел связь с Флорой. Георгий поверил другу, отправился к ее родителям и отказался от женитьбы. Скоро об этом знал весь город. Позорное пятно пало на всю семью. Сестры стали упрекать Флору. И та, в отчаянии, не имея возможности оправдаться, бросилась в море и утонула.

Примерно через год Никола зашел в церковь в Великий Четверг и услышал, как священник зовет прихожан к причастию. «Но пусть не подходят к Чаше воры, лжецы, клятвопреступники и те, кто замарал честь невинной девушки. Лучше бы им принять в себя огонь, чем Кровь чистого и невинного Иисуса Христа», — закончил он.

Услышав такие слова, Никола задрожал, как осиновый лист. Тотчас после службы он попросил священника его исповедать, что священник и сделал. Никола признался во всем и спросил, что ему делать, чтобы спастись от укоров нечистой совести, которая грызла его, как голодная львица. Священник посоветовал ему, если он действительно стыдится своего греха и боится наказания, рассказать о своем проступке во всеуслышание, через газету.

Целую ночь Никола не спал, собирая всю свою храбрость, чтобы покаяться публично. На следующее утро он написал обо всем, что сделал, а именно, как бросил позорное пятно на почтенное семейство порядочного ремесленника и как солгал своему другу. В конце письма он приписал: «На суд я не пойду. Суд меня не осудит на Смерть, а я заслуживаю лишь смерти. Поэтому я сам себя приговариваю к смертной казни». И на другой день он повесился.

«О, Господи, Боже Праведный, как же несчастны люди, которые не следуют Твоей святой заповеди и не обуздывают железной уздой свое грешное сердце и свой язык. Боже, помоги мне, грешному, не погрешить против истины. Умудри меня истиной Твоей, Иисусе, Сыне Божий, испепели всю ложь в сердце моем, как садовник сжигает гнезда гусениц на фруктовых деревьях в саду. Аминь».

ДЕСЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего; ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

А это значит:

Как только ты пожелал чужого, ты уже впал в грех. Теперь вопрос в том, опомнишься ли ты, спохватишься ли или и дальше станешь катиться по наклонной плоскости вниз, куда влечет тебя желание чужого?

Желание — это семя греха. Греховный поступок — это уже урожай от посеянного и возросшего семени.

Обрати внимание на различия между этой, десятой заповедью Господней и предыдущими девятью. В предыдущих девяти заповедях Господь Бог предотвращает твои греховные поступки, то есть не дает взрасти урожаю от семени греха. А в этой десятой заповеди Господь смотрит в корень греха и не дает тебе согрешить и в помыслах твоих. Эта заповедь служит мостом между Ветхим Заветом, данным Богом через пророка Моисея, и Новым Заветом, данным Богом через Иисуса Христа, потому что, читая Новый Завет, ты увидишь, что Господь больше не повелевает людям не убивать руками, не прелюбодействовать плотью, не красть руками, не лгать языком. Напротив, Он спускается в глубины души человеческой и обязывает не убивать даже в мыслях, не представлять прелюбодеяние даже в мыслях, не красть даже в мыслях, не лгать молчанием.

Итак, десятая заповедь служит переходом к Закону Христа, который нравственнее, возвышеннее и важнее Закона Моисея.

Не пожелай ничего, что принадлежит ближнему твоему. Ибо как только ты пожелал чужого, ты уже посеял семя зла в сердце своем, и семя будет расти, и расти, и расти, и крепнуть, и ветвиться, наводя на грех руки твои, и твои ноги, и твои глаза, и твой язык, и все тело твое. Ибо тело, братья, есть исполнительный орган души. Тело лишь исполняет приказы, которые отдает душа. Чего душа захочет, тело должно исполнить, а чего душа не желает, и тело не исполнит.

Какое растение, братья, растет быстрее всех? Папоротник, не так ли? Но желание, посеянное в сердце человеческом, растет быстрее папоротника. Сегодня оно подрастет совсем чуть-чуть, завтра — уже в два раза больше, послезавтра — в четыре раза, после-послезавтра — в шестнадцать раз и так далее.

Если ты сегодня позавидовал дому соседа своего, завтра станешь строить планы, как бы его присвоить, послезавтра станешь требовать от него, чтобы он тебе дом свой отдал, а после послезавтра отнимешь у него дом или подожжешь.

Если ты сегодня посмотрел на жену его с вожделением, завтра ты станешь придумывать, как ее умыкнуть, послезавтра вступишь с ней в незаконную связь, а после-послезавтра замыслишь, вместе с ней, уморить своего соседа и обладать его женой.

Если ты сегодня пожелал вола соседа твоего, завтра ты захочешь этого вола в два раза сильнее, послезавтра — в четыре раза сильнее, а после-послезавтра украдешь у него вола. А если сосед обвинит тебя, что ты украл у него вола, ты станешь на суде клясться, что вол этот твой.

Вот так из грешных мыслей произрастают грешные дела. И еще, заметь, что тот, кто попирает эту десятую заповедь, нарушит одну за другой и остальные девять заповедей.

Выслушай мой совет: старайся исполнить эту последнюю заповедь Божию, и тебе будет легче исполнить все остальные. Доверь мне, что тот, чье сердце наполнено дурными желаниями, настолько омрачает душу свою, что становится неспособным и верить в Господа Бога, и работать в определенное время, и соблюдать воскресный день, и почитать своих родителей. По правде говоря, для всех заповедей верно: нарушишь хотя бы одну — нарушишь все десять.

Есть притча о грешных мыслях.

Один праведный человек по имени Лавр оставил свое село и ушел в горы, искоренив в душе своей все свои желания, кроме желания посвятить себя Богу и попасть в Царство Небесное. Несколько лет Лавр провел в посте и молитвах, думая только о Боге. Когда он снова вернулся в село, все односельчане подивились его святости. И все его почитали как истинного человека Божия. И жил в том селе некто по имени Фаддей, который позавидовал Лавру и сказал односельчанам, что и он может стать таким же, как Лавр. Тогда удалился Фаддей в горы и стал в одиночестве изнурять себя постом. Однако через месяц Фаддей вернулся обратно. И когда односельчане спросили, чем он занимался все это время, он ответил:

— Я убивал, крал, лгал, клеветал на людей, превозносил себя, прелюбодействовал, поджигал дома.

— Как это может быть, если ты был там один?

— Да, телом я был один, но душой и сердцем я все время был среди людей, и чего не мог делать руками, ногами, языком и телом своим, делал мысленно в душе.

Вот так, братья, человек может грешить даже в одиночестве. Несмотря на то, что дурной человек оставит общество людей, его самого не оставят его грешные желания, его грязная душа и нечистые мысли.

Поэтому, братья, помолимся Богу, чтобы Он помог нам исполнить и эту последнюю Его заповедь и тем самым приготовиться слушать, понять и принять Новый Божий Завет, то есть Завет Иисуса Христа, Сына Божьего.

«Господи Боже, Господи Великий и Страшный, Великий в делах Своих, Страшный в неотвратимой правде Своей! Удели нам толику от Твоей силы, Твоей мудрости и Твоей доброй воли, чтобы жить согласно этой святой и великой заповеди Твоей. Задуши, Боже, всякое грешное желание в сердцах наших прежде, чем оно начнет душить нас.

О, Владыко мира, напитай души наши и тела Твоей силой, ибо своей силой мы ничего не можем; и напитай Твоей мудростью, ибо наша мудрость — глупость и помрачение ума; и напитай Твоей волей, ибо наша воля, без Твоей доброй воли, всегда служит злу. Приблизься к нам, Господи, чтобы и мы приблизились к Тебе. Пригнись к нам, Боже, чтобы мы возвысились до Тебя.

Посей, Господи, Свой святой Закон в наши сердца, посей, привей, поливай, и пусть он взрастет, разветвится, расцветет и принесет плоды, ибо если оставишь нас одних с Твоим Законом, без Тебя мы не сможем сблизиться с ним.

Да прославится имя Твое, Господи Единый, и да будем почитать Моисея, Твоего избранника и пророка, через которого Ты дал нам тот ясный и могущественный Завет.

Помоги нам, Господи, выучить слово в слово тот Первый Завет, чтобы через него приготовиться к великому и славному Завету Сына Твоего Единородного Иисуса Христа, Спасителя нашего, Которому вместе с Тобой и с Животворящим Святым Духом вечная слава, и песнь, и поклонение из поколения в поколение, из столетия в столетие, до конца времен, до Страшного Суда, до отделения нераскаявшихся грешников от праведников, до победы над сатаной, до сокрушения его царства тьмы и воцарения Вечного Твоего Царствия над всеми царствами, известными уму и видимыми глазу человеческому. Аминь».

Святитель Николай Сербский

 

Святитель Николай Сербский

Святитель Николай (Велимирович), епископ Охридский и Жичский, богослов, философ, почетный доктор нескольких мировых университетов — самая крупная фигура в сербской духовной жизни XX столетия, да и не только XX. Со времен святого Саввы не было в сербском народе столь вдохновенного и глубокого проповедника, богослова и духовного писателя.

Никола родился в семье сербского крестьянина из маленького горного села Лелич. Его отец Драгомир привил сыну любовь к письму. Мать Катерина (впоследствии монахиня Екатерина) с малолетства водила Николу в ближний монастырь Челие (Келлии) на службы и к Причастию. Когда мальчик подрос, родители отдали его в школу при этом монастыре. Затем он учился в гимназии в г. Валево. Позже Никола поступил в Белградскую семинарию, где на него сразу же обратили внимание как на одаренного ученика. Затем он учится в Берне на старокатолическом факультете. Тема его доктората была «Вера в Воскресение Христово как основная догма Апостольской Церкви». Затем — философский факультет в Оксфорде. Вернувшись в Белград и начав преподавать иностранные языки в Белградской семинарии, Никола неожиданно тяжело заболел. В больнице он дал себе слово, что если выздоровеет, то целиком посвятит себя служению Богу, Сербской Церкви и своему народу. Вскоре Никола чудесным образом исцелился и немедленно отправился в монастырь Раковица близ Белграда, где принял монашеский постриг, став из Николы Николаем.

После принятия священства иеромонах Николай едет учиться в Россию, в Санкт-Петербургскую Духовную академию, где митрополит Петербургский Антоний (Вадковский) выхлопотал для него бесплатное путешествие по всей России. Это паломничество по русским святыням глубоко вдохновило отца Николая и многое открыло ему. С тех пор ни одна страна мира не воспринималась им с такой теплотой и родственной любовью, как Россия.

Возвратясь из России, отец Николай начал публиковать свои литературные труды — «Беседы под горой», «Над грехом и смертью», «Религия Негоша».

Во время Первой мировой войны отца Николая посылают в Англию и Америку разъяснять общественности этих стран, за что воюет православная Сербия.

В 1920 году отец Николай был рукоположен во епископа Охридского. Здесь, в Охриде, им был создан целый цикл литературных произведений: «Молитвы на озере», «Слова о Всечеловеке», «Охридский пролог», «Оми-лие» и другие.

Православное народное движение, распространившееся стараниями Владыки Николая по всей Сербии, можно назвать народным религиозным пробуждением, родившим большое число монахов и монахинь, подвижников, обновившим веру в простом, зачастую неграмотном народе, укрепившим Сербскую Православную Церковь.

В 1934 году епископ Николай был переведен в Жичскую епархию. Началась Вторая мировая война, и Сербия — уже в который раз — разделила одну судьбу с Россией как страна славянская и православная. Гитлер лично приказал своему командующему Южным фронтом обезглавить сербский народ: «Уничтожить сербскую интеллигенцию, обезглавить верхушку Сербской Православной Церкви, причем в первом ряду — Патриарха Дожича, митрополита Зимонича и епископа Жичского Николая Велимировича…» Так Владыка Николай вместе с Патриархом Сербским Гавриилом оказались в концлагере Да-хау в Германии. Их освободила 8 мая 1945 года 36-я американская дивизия.

Когда в Югославии насильственным способом пришел к власти атеистический, антиправославный режим Иосифа Броза (Тито), Владыка остался в эмиграции: он жил сперва в Англии, затем в Америке. Там он продолжил свою миссионерскую и литературную деятельность и создал такие свои замечательные произведения, как «Жатвы Господни», «Страна недоходимая», «Единственный Человеколюбец». Оттуда он направлял в сербские церкви и монастыри щедрую материальную помощь.

Последние дни Владыки Николая протекли в русском монастыре святителя Тихона в штате Пенсильвания. 18 марта 1956 года Владыка мирно отошел ко Господу. Смерть застала его за молитвой.

Из русского монастыря тело Владыки было перенесено в сербский монастырь Святителя Саввы в Либертвилле и похоронено с большими почестями на монастырском кладбище. Лишь в 1991 году освободившаяся от ярма коммунизма Сербия вернула себе как святыню мощи святителя Николая Сербского. Перенос мощей Владыки вылился во всенародный праздник. Они покоятся теперь в его родном селе Лелич. Церковь, где хранятся они, с каждым годом становится местом все более и более многолюдного паломничества…

Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks I.ua Закладки Yandex Reddit delicious Yahoo My Web Memori.ru МоёМесто.ru

Смотрите еще:

 

Добавьте Свой Комментарий: